0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Спортивная травма лыжницы Марии Комиссаровой

Спортивная травма лыжницы Марии Комиссаровой

Травмы — очень частое событие в жизни спортсменов, особенно таких травмоопасных видов спорта, как гимнастика, акробатика, фигурное катание, лыжи, бобслей. Но травма травме рознь. Растяжения и разрывы связок и сухожилий, переломы конечностей — это, конечно, неприятные вещи, но ничто не сравнится с травмами позвоночника. И вдвойне обидно, если такая трагедия происходит у совсем молодых юношей и девушек, которые еще долго могли бы радовать нас своими спортивными победами. Речь идет о 24-летней лыжнице-фристайлистке Марии Комиссаровой и ее травме.

Травма Марии Комиссаровой: жизнь до и после

Мы уже рассказывали вам о травме и сложной операции на позвоночнике у фигуриста Евгения Плющенко. Но Женя оказался «везунчиком»: выпавший из его позвонка металлический винт «пощадил» нервы и спинной мозг, пройдя в миллиметре от них. Марии же повезло значительно меньше:

Во время тренировки на Олимпиаде в Сочи она упала, в результате чего произошел компрессионный перелом грудного позвонка Т12 со смещением и повреждением проводниковых путей спинного мозга. Мария перестала ощущать свою нижнюю часть тела и потеряла возможность ходить.

Спортивная биография Марии Комиссаровой

Мария Комиссарова родилась в 1990 г в Санкт-Петербурге. С детства она выбрала для себя экстремальный горнолыжный спорт, который видимо соответствовал ее упрямому, бесстрашному характеру и желанию доказать, что она может все. При этом, Мария — очень красивая девушка, которая вполне могла бы попробовать себя, скажем, в модельном бизнесе.

Спортивная биография Марии короткая, но впечатляющая:

  • В 10 лет она уже член юниорской сборной
  • В 2011 году переходит во фристайл, а именно в ски-кросс, и вскоре становится мастером спорта
  • В 2012 г на чемпионате мира по фристайлу в Швейцарии Комиссарова впервые в истории российского спорта завоевала серебряную медаль в ски-кроссе

Радость достижения такой высокой цели была омрачена смертью канадского спортсмена (хорвата по национальности) Ника Зорчича, трагически погибшего из-за схождения с трассы и удара о заграждение. Это заставило девушку задуматься об огромном риске ее вида спорта и о роковых поворотах в жизни.

Неоправдавшиеся надежды…

Мария ехала в Сочи с твердым желанием оказаться среди призером, ей прочили вхождение в шестерку лучших. И вот нелепая случайность оборвала и все эти планы, и одномоментно превратила молодую красивую девушку в инвалида.

Как рассказывала сама Мария, лыжная трасса в Сочи показалась ей слишком опасной и напомнила экстремальные игры X-games. Так случилось, что Маша упала на одном из не самых тяжелых волнообразных участков, видимо ожидая более сложный и расслабившись в неподходящий момент.

Это была уже не первая травма в ее жизни:

  • В 2010 г также на тренировке она получила травму на Олимпиаде в Ванкувере — тройной перелом голени
  • В 2013 — повреждение крестообразной связки колена

Обе травмы потребовали большого периода реабилитации.

И вот теперь новое несчастье, но на этот раз куда более серьезное.

Операция в клинике Красной Поляны

Перевозить Марию никуда было нельзя, поэтому ей делают операцию на месте — в 8-й больнице Красной Поляны:

  • Клиника оборудована по последним техническим требованиям
  • Персонал высококвалифицированный, прошедший отбор и специально подготовленный к Олимпиаде

Операция длится шесть с половиной часов, врачи делают все, что в их силах:

  • Восстановили поврежденные сегменты позвоночника
  • Вставили в позвонки искусственный имплантат

Предполагается через две недели провести еще одну реабилитационную операцию, после которой тут же, в Красной Поляне, Марии предстояло пройти восстановительный период.

Друзья, родные, вся страна переживали за Марию и желали ей скорейшего выздоровления. Все знают, сколь сложны компрессионные переломы позвоночника и какими могут быть последствия. Даже президент России Владимир Путин посещает Комиссарову в палате, лично интересуется у врачей о прошедшей операции и состоянии ее здоровья, звонит родителям с заверениями, что дочь обязательно выздоровеет.

Тогда все казалось именно так, и прогнозы, несмотря на стабильно тяжелое состояние больной, оставались осторожно оптимистичными.

Страшный диагноз Марии

Но вскоре близких стало пугать поведение врачей: они уходили от прямых ответов и отвечали молчанием на вопросы. Вскоре спортсменку отправляют на реабилитацию в Мюнхен, где худшие опасения подтвердились:

  • У Марии — поперечный паралич
  • Чувствительность ниже 12-го грудного позвонка так и не восстановилась
  • Она никогда не будет ходить и ее удел — передвигаться только на инвалидной коляске
Читать еще:  Вредно ли хрустеть пальцами?

Такое могло сломить кого угодно, но только не эту девушку с сильным характером.

Мария отказалась быть жертвой и не смирилась с этой безвыходной, казалось, ситуацией.

Ей, привыкшей бороться за «место под солнцем, за победу — и отступить, когда есть хотя бы один слабый, но шанс? Нет, она была не из таких, и верила, что способна восстановиться и будет ходить.

Сверхдорогая клиника доктора Блюм

А шанс, сказали есть, но только помочь Марии мог один единственный в мире доктор Блюм, живущий и практикующий в Испании. Но цены в клинике были не просто большими, они были запредельными, астрономическими.

  1. Первичное тестирование биомеханики (судя по всему, определение двигательной способности ниже места травмы по специальным таблицам) — 100 000 р
  2. Разработка программы реабилитации — 500 000 р (за один только план!)
  3. Подготовка собственных разработанных модулей под программу (видимо, подгонка механических тренажеров под анатомию больного — 5 000 000 р (за что. )
  4. Динамическое тестирование (опробование на тренажерах) — 300 000 р
  5. Осмотр врачом, лично г-ном Блюмом каждую неделю в течение года — 2 400 000 р

Подсчитаем, сколько это будет за один осмотр: Всего за неделю — четыре осмотра. За год — 48 осмотров. 2 400 000 / 48 = 50 000 р — это примерно за час осмотра
Ежедневные 5−8 часовые занятия с инструктором по реабилитации на протяжение года — 18 720 000 р

  • Аналогичный расчет стоимости работы инструктора в день:
    18 720 000 / 360 = 52 000


В итоге: год реабилитации в клинике Блюма оказывается ни много ни мало — около 27 000 000 р.

Возникает впечатление, что врачи во всем мире просто наживаются на человеческих несчастьях…

Мир не без добрых людей

Конечно, таких денег ни у самой Марии, ни у ее родных и близких не было. Но ее не бросили в беде. На трагедию откликнулось много людей — и именитых, и простых.

Бо́льшую часть денег для Марии Комиссаровой уже собрали, и реабилитация продолжается.

И хотя такие травмы в медицине считаются безнадежными, упорство Марии и ежедневные занятия уже привели к увеличению чувствительности парализованной части тела, и, самое главное — на Машином лице впервые появилась улыбка. Она надеется и верит, что станет ходить.

Видео: Ежедневные тренировки Марии

Было бы обидно, если из-за недостающих 5 000 000 жизненно необходимая реабилитация прервется, как это случилось однажды с Инной Бондарь, которой требовалась гораздо меньшая сумма…

Поэтому люди, переживающие о судьбе Комиссаровой Марии, продолжают акцию ее поддержки, о которой можно узнать на сайте:

Вопросы по поводу отечественной ортопедии

Когда смотришь видео с тренировками Маши, оцениваешь качество тренажеров: они действительно неплохие. Но возникает вопросы:

  1. Неужели такие же не в силах сделать в нашей отечественной ортопедии, в России, славящейся своими изобретателями? Что в них такого особо сложного?
  2. Хорошо, что девушке, которую знает вся страна, помогают чуткие и добрые люди. А как быть тем тысячам, которым и помочь некому? Они должны остаться инвалидами?
  3. Почему Марии порекомендовали доктора Блюма как единственного специалиста в мире по спинномозговым травмам, когда у нас есть:
    • Свой отечественный специалист по такого рода травмам Валентин Иванович Дикуль
    • Созданный им реабилитационный центр Дикуля
    • Разработанные лично Дикулем тренажеры (наверно не хуже, чем у Блюма)
    • Гораздо более приемлемая по цене реабилитационная программа

К тому же Дикуль сам перенес компрессионный перелом позвоночника с повреждением спинного мозга и сумел самостоятельно восстановить подвижность ног, несмотря на заверения врачей о невозможности этого.

Или все же все иностранное все-таки лучше, и «нет пророка в своем Отечестве»?

Видео: Реабилитация Марии Комиссаровой

Фристайлистка со сломанным позвоночником требует 51 млн за бесполезное лечение

Парализованная после перелома позвоночника фристайлистка Мария Комиссарова подала апелляцию на решение суда по ее иску к клинике, где проходила реабилитацию. Россиянка заявляет, что доктор Блюм обещал ей восстановление после перелома позвоночника, но результата назначенные врачом процедуры не принесли. Суд обязал Блюма выплатить пациентке 40 тысяч рублей. Спортсменка дала эксклюзивное интервью программе «Чрезвычайное происшествие» и рассказала, чего намерена добиться.

Мария Комиссарова — дважды мама. Чуть больше месяца назад спортсменка, за выздоровлением которой следили болельщики со всего мира, родила дочку. Теперь их четверо: Мария, муж Алексей, сын и дочь. Как говорят спортсмены, выкладываться приходится на полную. А ведь судебное разбирательство отнимает не меньше сил, чем домашние хлопоты или тренировка, но пока не приносит нужных результатов. Комиссарова просила взыскать с испанской клиники, обещавшей, но не сумевшей ее вылечить, 51 миллион рублей. Столько стоили расходы на лечение. Но судья постановила: выплатить парализованной спортсменке лишь 40 тысяч рублей: во столько оценили моральный ущерб.

Мария Комиссарова: «Для меня важно показать людям пример. Что людям, которые потратили деньги, утратили здоровье, — нужно идти до конца и надеяться на справедливость. Надеюсь, что в моем случае она восторжествует».

Ответчиком в иске значится Научно-исследовательский институт физической реабилитации и новых реабилитационных технологий. Клиника института расположена в испанском городе Марбелье. Там Мария два года пыталась восстановиться после паралича.

Читать еще:  Обострение подагры - особенности лечения

Профессор Евгений Блюм после трагического падения фристайлистки во время тренировки в олимпийском Сочи обещал, что с помощью своей авторской методики поставит ее на ноги за год. Уже тогда мировое научное сообщество сомневалось в его компетенции. И российские врачи, и доктора в Германии объявили пациентке приговор: паралич нижних конечностей, коляска.

Ирина Фаст, адвокат Марии Комиссаровой: «При таком диагнозе не существует каких-либо методов восстановления подвижности конечностей, в современной медицине такие методы отсутствует».

Но люди всегда верят в чудо и в любую, пускай даже призрачную надежду. Доктор Блюм разработал специальную программу. В детали спортсменку не посвятили. В первый год реабилитация результатов не дала, и тогда Блюм продлил ее еще на год. Но на ноги спортсменка до сих пор не встала. Представители ответчика настаивают: лечение получено. А остальное — индивидуальные возможности организма.

Денис Ионов, представитель «НИИ Физической реабилитации и новых реабилитационных технологий»: «За период прохождения реабилитационного курса Мария достигла существенных результатов. Ее состояние заметно улучшилось по отношению к тому, в котором она поступила в клинику. И рождение двух детей четко подтверждает, что услуги центра не прошли даром».

Чудо в жизни Марии Комиссаровой все же случилось: в 2017 году на свет появился первенец Матвей.

Воспоминания о той роковой тренировке отошли на второй план и сменились семейным счастьем. Однако осталось одно «но»: поддерживающая терапия в течение всей жизни, а это огромные деньги. Впрочем, решение суда по гражданскому иску — это еще не все. Параллельно ведется расследование и уголовного дела в отношении Евгения Блюма. Его подозревают в мошенничестве в особо крупном размере. При заключении договора и оказании услуг были допущены нарушения. Мария Комиссарова говорит, что по факту от доктора, который ее обнадежил, она получила лишь сверхдорогой фитнес.

Петербургская спортсменка Мария Чаадаева, получившая травму перед Олимпиадой в Сочи, — о жизни на коляске, суде с лечащим врачом и своем блоге «Мама на колесах»

В феврале 2014 года накануне Олимпиады в Сочи петербургская фристайлистка Мария Чаадаева (Комиссарова) получила травму позвоночника, из-за которой до сих пор не может ходить. Сейчас Мария живет в Испании, воспитывает маленького ребенка и судится с врачом, который, по словам девушки, обещал за год поставить ее на ноги. 51 млн рублей на лечение Марии собирали блогеры, зрители Первого канала и спортсмены.

Как пережить психологическую травму из-за невозможности ходить, в чем отличие между жизнью человека с инвалидностью в России и Испании и как развивались отношения Марии с мужем, который ради нее ушел из спорта? «Бумага» поговорила с Чаадаевой о жизни до и после травмы.

— Как вы пришли в спорт?

— Родители поставили меня на лыжи в пять лет. Они сами катались, но не профессионально, а для себя — ездили по курортам и так далее. Они спросили меня: хочешь кататься? Я ответила, что хочу, конечно, — мне же пять лет было. Сначала каталась с горки около дома, а чуть позже меня отвели в спортивную секцию. Уже с шести лет я начала ездить на сборы без родителей. Мне всё хорошо давалось, почти всегда я была в тройке призеров.

Сначала спорт для меня был скорее развлечением. Мне нравилось кататься, плюс друзья, конечно, — у меня до сих пор большинство друзей из мира спорта. Какого-то конкретного момента, когда решила стать профессиональным спортсменом, я не помню, но бросить мне точно никогда не хотелось. Это здорово — ездишь по всему миру на соревнования, занимаешься любимым делом и зарабатываешь этим.

— Какие были ощущения, когда вы впервые попали в сборную России?

— В детскую лыжную сборную на международные соревнования меня впервые взяли лет в 12–13. Всё было как на Олимпиаде — церемония открытия, флаги всех стран, одинаковая форма. От первого вызова остались самые яркие впечатления, а уже в 15 лет я попала в основную сборную, и начались постоянные разъезды.

Год строился так: едешь на месяц на сборы, потом на неделю домой, а потом снова на сборы. Режим был такой, что особо не расслабишься, ведь приходилось решать вопросы и с учебой. До девятого класса я училась в школе с углубленным изучением иностранных языков и совмещать было довольно тяжело. Поэтому я перешла в школу при училище олимпийского резерва, где было более лояльное отношение к спортсменам и пропускам.

— Почему потом вы перешли из горных лыж во фристайл?

— Это получилось само собой. Я долго занималась горными лыжами, но у меня были постоянные травмы и после каждой из них на восстановление уходило довольно много времени. А после повреждений тренеры уже не очень хотят тебя видеть — нужно много времени, чтобы втянуться и снова показывать результаты. Иногда спортсмену проще сменить вид спорта, чем возвращаться в свой. Так случилось и у меня.

В 18 лет я сломала голень в трех местах со смещением, после чего восстанавливалась около года. Мне вставляли в ногу железный штырь, потом его вытащили, но я получила еще и травму колена. В итоге у меня появился страх — начала осторожничать при катании, не могла полностью выложиться, чтобы получить результат.

Читать еще:  Упражнения по Бубновскому при шейном остеохондрозе

В сборную по горным лыжам меня больше брать не хотели. Но в то же время набирали сборную по фристайлу, и я решила попробовать себя там. Тем более мой нынешний муж (спортсмен Алексей Чаадаев также выступал за сборную России в лыжных видах спорта — прим. «Бумаги») в тот момент сменил горные лыжи на фристайл. Можно сказать, что отчасти я ушла во фристайл за ним.

— Не было страшно идти во фристайл, где травм, вероятно, еще больше?

— Фристайл, как мне кажется, вообще самый опасный вид спорта из всех лыжных. Причем большая часть травм — это разрывы связок, мениска и переломы, восстановление после которых занимает много месяцев. Конечно, мне было страшно, но что поделать. Все спортсмены осознают опасность. Травмы — это неизбежная часть спорта, которая зачастую от тебя не зависит. Например, тебя может кто-то подрезать. Травмы не воспринимаются спортсменами как что-то страшное и необычное.

— Сколько вы готовились к Олимпиаде-2014?

— Не скажу, что готовилась именно к Олимпиаде. Я готовилась к сезону, этапам Кубка мира, а не выделяла Олимпиаду как что-то особенное.

— Прямо накануне Олимпиады, уже во время тренировок в Сочи, при одном из прыжков вы получили тяжелую травму позвоночника, после которой до сих пор не можете ходить. Вы говорили, что сначала подумали, что ничего серьезного не произошло.

— Мне до последнего не хотелось в это верить. Думала, что ничего страшного. Надеялась, что меня быстро вылечат.

Мария Комиссарова: жизнь после трагедии.

Если честно я совсем забыла, что такая спортсменка как Мария Комиссарова существует, пока случайно не наткнулась на её страничку в Инстаграм. Я помню, что когда в новостях прозвучала информация про её падение, никто сразу не воспринял её травму всерьёз, и я отнеслась к этому «прохладно». Думала, что она давно уже вылечилась и работает тренером, но оказалось что Машенька пока так и не может ходить.

Страшная трагедия разделила жизнь Маши на «до» и «после» 15 февраля 2014 года перед началом Олимпийских Игр в Сочи. Мария претендовала на медали в этом виде спорта, но упала и получила страшную травму, которая поставила крест на её спортивной карьере.

Так вот, когда я увидела её профиль в социальной сети я сразу вспомнила её и была удивлена безумной стойкости этой хрупкой девушки. Когда ей вынесли приговор она смогла не сломаться и продолжить жить вполне полноценной жизнью.

Мария с раннего детства занималась лыжным видом спортом. Когда Маша начала показывать спортивные достижения родители отдали её в спортивную школу. С 15 лет девушка начала заниматься горными лыжами, она тогда уже училась в школе олимпийского резерва и показывала неплохие результаты, но после получения травмы Машу удалили из олимпийской команды. После этого спортсменка решила попробовать себя во фристайле и у неё всё прекрасно получалось.

Мария удачно выступала на международных соревнованиях и даже стала первой женщиной в России, которая взяла медаль в ски-кроссе. Но после получения очередной травмы на тренировке она была вынуждена лечь на операцию, что не помешало ей быстро восстановиться и к началу Олимпиады быть в строю «олимпийской команды». Кто бы знал, что эти соревнования станут для неё роковыми.

В результате неудачного падения Мария получила компрессионный перелом позвоночника. Её сразу увезли в клинику Сочи и сделали операцию. Затем было принято решение срочно везти её в Мюнхен где сделали ещё одну операцию. Но хирургические вмешательства не помогли Маше. Она не чувствовала нижнюю часть тела. И только в тот момент девушка поняла всю серьёзность положения.

Её перевели в реабилитационную клинику, где Маше предстояло учиться новой жизни, так как немецкие врачи объявили ей о том, что ходить она больше не будет НИКОГДА.

Мария провела в этом реабилитационном центре не один год, но чуда не случилось. Да, она улучшила мышечный тонус тела, но как она считает этого она добилась обычными тренировками, которые можно было проводить в обычном спортзале. Сейчас Маша до сих пор пытается вернуть потраченные впустую деньги через суд.

Преодолеть все эти трудности ей помогал её молодой человек, впоследствии ставший её мужем и отцом Машиных детей. В Алексея Чаадаева, тоже фристайлиста, Мария влюбилась ещё в детстве, но он не отвечал ей взаимностью. Но позже молодой человек тоже обратил внимание на Машу и они начали встречаться. Несмотря на то, что Марии поставили ужасающий диагноз Алексей не побоялся и сделал девушке предложение. Позже молодые люди поженились.

Спортсмены решили остаться жить в Испании, так как Россия, по Машиному мнению, не предназначена для людей с ограниченным возможностями. Сейчас пара растит двоих детей: сына Матвея и дочь Миллитину. Алексей оставил спортивную карьеру и старается помогать Марие в домашних делах.

Пример этой светлой и очень отважной девушки вдохновляет. Несмотря ни на что она смогла устроить свою личную жизнь и стать абсолютно счастливой.

Берегите себя и своих близких.

Также на моём канале можно почитать статью:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector