0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Содержание

Китайские журналисты борются против цензуры из-за коронавируса

SCMP: китайские СМИ возмущаются, что Запад не хочет перенимать опыт борьбы с коронавирусом

Судя по статистике, Китай взял под контроль вспышку коронавируса в своих границах, и с каждым днём заболевших становится всё меньше, пишет South China Morning Post. Пекин набрался опыта — и теперь его СМИ критикуют Запад за медлительность и халатность в борьбе с новым заболеванием.

Недавно ВОЗ объявила Европу новым эпицентром пандемии — ранее это звание принадлежало Китаю, где впервые был обнаружен коронавирус. Число заражённых в Испании превысило 4 тыс., а Италия, где насчитывается более 20 тыс. заболевших, объявила общенациональный карантин.

Сегодня, пока западные власти отчаянно пытаются сдержать распространение коронавируса, Пекин постепенно переводит фокус на то, чтобы предотвратить новые случаи заражения, «завезённые» из-за рубежа. Поэтому отныне все, кто прибывает в китайскую столицу, будут вынуждены провести несколько дней в карантине.

В то же время, как считает профессор политологии Нанкинского университета Гу Су, «машина пропаганды» Поднебесной тоже переключила внимание с внутригосударственных проблем на зарубежные. По мнению аналитика, Китай пытается поделиться наработанным опытом.

Так, в субботу 14 марта на своей странице в популярной местной соцсети WeChat государственный канал CGTN написал, что некоторые страны плохо понимают всю серьёзность эпидемии и что международному сообществу необходимо более эффективно координировать усилия для борьбы с коронавирусом. По данным CGTN, китайские медики поделились информацией о диагностике и лечении коронавируса в международных публикациях, но этим материалам «было уделено недостаточно внимания». Также канал процитировал слова специалиста нанкинской больницы Чжунда Цю Хайбо, который отметил, что некоторым странам, возможно, придётся на собственном опыте усвоить уроки, которые извлёк для себя Китай.

Кроме того, китайские СМИ критикуют и уровень подготовки западных стран к эпидемии. К примеру, вместо закрытия школ и отмены крупных спортивных соревнований премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заявил, что британцам будет полезнее вырабатывать групповой иммунитет. Швеция объявила, что не станет закрывать школы, а брать анализы на коронавирус будет только у больных и пожилых.

Со стороны обоих государств отказываться от борьбы с коронавирусом — настоящее «преступление», утверждает главный редактор националистического китайского издания Global Times Ху Сицзинь. По его мнению, стратегия выработки «группового иммунитета» нанесёт серьёзный удар по международным усилиям по сдерживанию распространения коронавируса, а также снова переложит на плечи Китая бремя борьбы с заболеванием.

Глава отделения инфекционных заболеваний Шанхайской больницы Хуашань при Фуданьском университете Чжан Вэньчжун подчёркивает: «Мы думали, что весь мир начнёт вводить схожие меры для сдерживания коронавируса, как и Китай, — так, как это сделали Сингапур, Япония и Южная Корея. Но Европа стала новым очагом и навлекла на нас массивную неопределённость».

Тем не менее, обращает внимание South China Morning Post, в своих официальных заявлениях китайские власти пока от критики в адрес западных коллег воздерживаются. Напротив, МИД КНР заявляет, что предпринятые Пекином меры помогли миру выиграть время, и призывает к международному сотрудничеству в сдерживании пандемии и работе над вакциной. Официальный представитель ВОЗ Тарик Язаревич согласен. «Страны не должны пускать всё на самотёк, сдаваться и говорить: «Мы не знаем, все всё равно заразятся», — заявил он в недавнем интервью CGTN.

Как считает Гу Су из Нанкинского университета, «пока китайские СМИ не преувеличивают» со своей критикой в адрес западных правительств, поскольку понимают, что те могли бы поучиться у КНР, но только неизвестно, сделают ли они это. Гу признаёт, что и китайские власти получили свою долю критики за недостаточную работу на начальных этапах распространения коронавируса. Но если бы Запад обратил внимание на «беспрецедентные усилия по сдерживанию вируса в течение последних 50 дней, он был бы куда лучше подготовлен».

Вирус цензуры

Как Apple и Twitter борются с коронавирусом, и почему это касается всех нас

Мнения

Сергей Голубицкий

сб, 7 мар. 2020 18:19:00

Невероятно, сколько сюрпризов повылезало из-под плинтуса души homo sapiens по такому мелкому, казалось бы, поводу: неведомый китаец в неведомой провинции Китая неудачно полакомился летучей мышью.

Он ведь и раньше ею лакомился — столетиями, но тут наткнулся на хворую и на тебе: планету обуял массовый психоз столь грандиозного масштаба, что даже не припомнится, случалось ли нечто подобное после 30-х годов прошлого века.

Читать еще:  Род-Айленд сообщает о первом случае заражения коронавирусом

Массовые психозы — явление, хорошо изученное в социальной психологии, поскольку причины, их вызывающие, сводятся всегда к двум простым эмоциям: страху и ненависти. Чаще — к меланжу того и другого, поскольку сублимировать страх удается только ненавистью к его предполагаемому источнику.

Источник страха, как правило, подсказывают профессиональные манипуляторы, обученные канализировать в «правильном» (читай: выгодном для себя) направлении исторические стереотипы толпы.

Раньше считалось, что лучшие манипуляторы — это профессиональные революционеры. В наше время, когда всех революционеров истребили, оказалось, что действия народных масс прекрасно канализируются в «правильном» направлении без всяких манипуляций: хватает самих исторических стереотипов.

Читайте также

Как Ухань уронил юань. Россияне поверили в сенсационную историю про китайское руководство, обманувшее западный мир при помощи коронавируса

Одно обстоятельство, однако, настораживает, а именно: интенсивность психоза, вызванного новым штаммом пневмонии, несопоставима с тем, что мы наблюдали в прошлом по аналогичным поводам. Я имею ввиду даже не атипичную пневмонию (SARS-CoV) 2002 года и не ближневосточный респираторный синдром (MERS-CoV) 2015-го, а геморрагическую лихорадку Эбола, которая дамокловым мечом зависает над человечеством с 1976 года.

Всего, начиная с 1976 года, когда впервые идентифицировали Эболу, в мире было зафиксировано 32 (!) вспышки этой болезни. К слову, Эбола — не пневмония с ее 1-3 % смертности, а болезнь почти неизлечимая. Скажем, во время одной из последних вспышек Эболы — с апреля 2014 по декабрь 2015 гг. — заболело 27748 человек, умерло 11279.

Читайте также

Эпидемии века. Эбола, птичий грипп или китайский коронавирус: что страшнее? Инфографика «Новой газеты»

При всем ужасе этой статистики, никто в мире аэропорты не закрывал, чрезвычайные положения не объявлял, города и страны наглухо не захлопывал, а граждане в бессимптомном состоянии не выстаивались в многочасовые очереди для прохождения теста.

Что же случилось такого особенного в 2020 году, что массовый психоз накрыл человечество разом и повсеместно?

У меня в мыслях не было умалить опасность нового штамма пневмонии SARS-CoV-2 — боже упаси! Просто хочется разобраться с психологией масс и понять, какие обстоятельства сподвигли народы и правительства на беспрецедентную истерию.

Предлагаю читателю совместно поискать ответ в близкой и понятной мне сфере — информационных технологиях. Поводом для анализа послужили два события, случившихся накануне.

  1. Событие первое: онлайн магазины Apple и Google в массовом порядке приступили к изъятию приложений, затрагивающих в любом контексте вирус COVID-19.
  2. Событие второе: Twitter обновил политику борьбы с «хейтспичем» (призывами к ненависти) — т.н. Rules against hateful conduct, расширив список социальных групп, которые категорически запрещено подвергать словесным нападкам.

Перлюстрация приложений в магазинах Apple и Google вымощена, как заведено в нашей цивилизации, благими намерениями: заботой об общественном спокойствии и не допущении панических настроений. О том, кто и зачем эти панические настроения изначально вызвал, хозяева мобильных площадок предпочитают не задумываться, отбиваясь от расстроенных разработчиков бюрократической отпиской: «Регистрировать в магазине приложения, содержащие медицинскую информацию, имеют право только признанные организации (recognized institutions)».

О каких «recognized institutions» идет речь? Это правительственные структуры и авторизованные медицинские учреждения, желательно не ниже Всемирной организации здравоохранения.

Показательно, что приложения частных разработчиков не допускаются в магазины Apple и Google даже если в них используются данные, поставляемые теми самыми авторизованными источниками медицинской информации.

Одним коронавирусом дело не ограничилось и 4 марта Apple внес в «Правила допуска приложений» (App Store Review Guidelines) любопытнейший параграф № 5.1.1.ix: «Заявки на приложения, предоставляющие услуги в строго регулируемых сферах, таких как банковская и финансовая деятельность, здравоохранение и воздушный транспорт, а также приложения, запрашивающие личную информацию пользователей, могут подавать не индивидуальные разработчики, а только юридические лица, данные услуги предоставляющие».

На следующий день, 5 марта, обновила словно по штабной команде собственную мифологию понимания «свободы слова» одна из крупнейших в мире социальных сетей — Twitter. До настоящего времени группа, защищенная от «унижающих человеческое достоинство комментариев» (dehumanizing remarks), включала в себя два признака: расовую либо гендерную принадлежность.

Отныне сюда добавились «возраст, физический недостаток, заболевание и религиозные группы» (age, disability, disease, religious groups). Twitter приводит примеры недопустимых формулировок:

  1. «Все (возрастная группа) — пиявки, не заслуживающие нашей помощи»;
  2. «Люди с (название болезни) — крысы, которые заражают всех окружающих»;
  3. «Люди с (физический недостаток) — недочеловеки, которых нельзя допускать в публичные места»;
  4. «(Религиозная группа) должна быть наказана. Мы мало прилагаем усилий для того, чтобы избавиться от этих грязных животных».

Очевидно, что Twitter эти новые образцы неполиткорректности высосала не из пальца: кто-то из пользователей создал прецедент и, скорее всего, в массовом порядке. Независимо, однако, от причинно-следственных связей, мы можем констатировать синергию двух тенденций: с одной стороны происходит ужесточение риторики, точнее — будем называть вещи своими именами —озверение людей; с другой стороны регулирующие общественные отношения структуры расширяют запретные зоны для «свободы слова» — ключевого мифа социальной парадигмы последних 50 лет.

Слово «синергия» здесь ключевое, ибо демонстрирует добровольный характер происходящих на наших глазах изменений. Запомните эту констатацию — она важна для понимания общей картины.

Читать еще:  Почему развивается кашель с мокротой без температуры у взрослого и как его лечить

Ретроспективная оценка общественной реакции на вирусные прецеденты (от SARS-CoV до Эболы) не оставляет места для предположения, что COVID-19 сам по себе сумел ввергнуть мир в состояние массового психоза, наблюдаемого в мире. Сегодня мы наблюдаем не локальную истерию, охватившую отдельную гиперчувствительную нацию или отдельные классы общества, а тотальную истерию народов, государств и континентов.

Ключевой признак этой истерии — солидарность властей и подданных при оценке как угроз, так и методов поддержания общественного порядка.

Подобная солидарность не возникает спонтанно и одномоментно, а всегда — в результате длительной аккумуляции напряжения. Первичным импульсом такой аккумуляции может выступать только такое событие, которое обладает потенциалом изменить эпохальные стереотипы поведения общества, а за одно — и сложившуюся в обществе систему ценностей и морально-этических оценок.

Читайте также

«Пожалуйста, не надо нас спасать». С коронавирусом бороться сложнее, чем с информационными вбросами

Первичный импульс для накопления современного невроза всем хорошо известен — это 11 сентября 2001 года. Вернее, не сама дата, а ее последствия: от утверждения двойного стандарта в качестве нормы ведения внешней политики до штамповки репрессивных законов, попирающих основы конституции в плане гражданских свобод — в политике внутренней.

В 2001 году события развивались по каноническому сценарию:

  • теракт, вводящий общество в состояние неконтролируемого страха;
  • номинация врага (козла отпущения);
  • канализация ненависти в направлении, позволяющем радикально пересмотреть договор власти с обществом.

Результаты добровольной солидарности властей и подданных в 2001 году:

Закон о патриотизме (Patriot Act), видеокамеры на каждом квадратном метре суши, шмон в аэропортах, оправдание пыток в тюрьмах, тотальная слежка и перлюстрация всех каналов коммуникации.

Речь, разумеется, идет не только о Соединенных Штатах. Америка была лишь первым государством, взявшимся за строительство нового мирового порядка. Почти сразу учитель оброс по всему свету прилежными учениками, которые довели у себя на местах лицемерие общественной жизни до патологического состояния.

Я лично не сомневаюсь, что массовый психоз вокруг коронавируса используется сегодня власть предержащими для углубления все тех же ленинских «реформ», запущенных на рубеже веков: еще больше учета, еще больше контроля.

В отличие, однако, от терактов 11 сентября 2001 года, эпидемия пневмонии 2020 года не позволяет сублимировать страх в ненависть к «полезному» врагу вроде Бин Ладена. Летучих мышей можно, конечно, бояться, но заставить их ненавидеть проблематично.

Как следствие, вместо мобилизации общества и солидарности с властями мы получили массовый психоз и ненависть, которая спонтанно канализировалась по историческим стереотипам: к тем, кто заразился, к скрытым носителям вируса, а далее — по закону расходящихся концентрических кругов: ко всем больным, всем инвалидам и даже к всеядным китайцам.

В сложившейся ситуации IT монополиям, контролирующим информационное пространство, ничего не оставалось, как в авральном порядке свернуть лавочку мифа о «свободе слова», чтобы хоть как-то купировать природную лютость homo sapiens.

Что из этого всего получится — понятия не имею. Тем более не берусь оценивать ситуацию в морально-этическом отношении. В одном можно не сомневаться: всем, кто переживет коронавирус, скучать не придется!

Спасибо, что прочли до конца

Каждый день мы рассказываем вам о происходящем в России и мире. Наши журналисты не боятся добывать правду, чтобы показывать ее вам.

В стране, где власти постоянно хотят что-то запретить, в том числе — запретить говорить правду, должны быть издания, которые продолжают заниматься настоящей журналистикой.

Ваша поддержка поможет нам, «Новой газете», и дальше быть таким изданием. Сделайте свой вклад в независимость журналистики в России прямо сейчас

FT узнала о докладе ЕС про распространение Россией фейков о коронавирусе

Прокремлевские средства массовой информации развернули кампанию по дезинформации, распространяя неверные данные о том, как страны Запада борются с распространением коронавируса. Как сообщает Financial Times, такие данные содержатся в закрытом докладе ЕС, который создан 16 марта.

Его авторы считают, что целью кампании является распространение паники и страха, попытка разделить европейское общество. Собеседник FT в Брюсселе при этом утверждает, что стремление создателей фейков подорвать веру в эффективность медицинских организаций может помешать эффективной борьбе с эпидемией в Европе.

Основными распространителями дезинформации, по словам авторов доклада, являются аккаунты в соцсетях, которые ранее писали о протестах «желтых жилетов» во Франции, а теперь оставляют сообщения о коронавирусе на английском, испанском, итальянском, немецком и французском языках. В их сообщениях инфекция предстает как искусственная болезнь, превращенная в оружие.

В числе примеров прокремлевских ресурсов FT называет телеканал RT и его подразделение, вещающее на испанском языке. С начала января по 12 марта оно набрало 6,8 млн репостов новостей о коронавирусе в соцсетях Facebook, Twitter и Reddit.

«Единственное упоминание RT в статье сводится к тому, что наш испанский канал дико популярен и опережает «некоторые крупные западные издания». При этом нет ни одного, даже крошечного примера «дезинформации» со стороны RT», — прокомментировали РБК эту информацию в пресс-службе RT.

Также в этих аккаунтах распространяются апокалиптические истории, в которых основными виновниками происходящего называются капиталисты, получающие выгоду от эпидемии. Также в них рассказывается о том, «насколько успешно справляется с коронавирусом Россия под руководством Владимира Путина».

Читать еще:  Коронавирус распространен по всей территории и штатам США

О причастности России к распространению фейков в конце февраля сообщала газета Guardian со ссылкой на американских чиновников. Тогда речь шла о том, что авторы сообщений в некоторых аккаунтах пытались подорвать доверие к органам власти в США.

Тогда же официальный представитель МИД России Мария Захарова назвала информацию Guardian «намеренным вбросом».

В начале марта пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что информационные провокации и диверсии из-за рубежа постоянно происходят, когда Россия сталкивается с различными чрезвычайными ситуациями. Тогда же Владимир Путин сообщил, что, по данным ФСБ, информационные вбросы о коронавирусе в России приходят из-за рубежа и ставят своей целью посеять панику среди населения.

В начале месяца через ботов во «ВКонтакте» и сообщения в мессенджерах начала распространяться информация о том, что российские власти якобы скрывают данные о массовом заражении москвичей коронавирусом COVID-19. Об этом сообщила компания Group-IB, которая специализируется на разработке продуктов для кибербезопасности. 4 марта Роскомнадзор начал блокировать сообщения в социальных сетях о коронавирусе, которые Генпрокуратура признала недостоверными и создающими угрозы общественной безопасности.

Путину показали, как Россия борется с коронавирусом

Вряд ли Владимира Путина можно чем-то сильно удивить, но у Михаила Мишустина , Сергея Собянина и Дмитрия Чернышенко были хорошие шансы сделать это, демонстрируя президенту работу открывшегося накануне центра по мониторингу ситуации с коронавирусом.

Премьер-министр показал на гигантских мониторах онлайн-картинку с камер видеонаблюдения в магазинах и контролеров, обходящих склады и торговые точки. Параллельно на экране выводилась стоимость продуктовых корзин на основе магазинных чеков в разных регионах.

— Сейчас люди закупают много продуктов, но на самом деле, никаких проблем нет, — сказал Мишустин . — У нас очень стабильная ситуация с поставками. Мы мониторим ситуацию с сетями розничными. Самое главное, что средняя стоимость продуктовой корзины нами мониторится по каждому региону вплоть до магазинов. Это онлайн-информация, а не какие-то статистические расчеты.

— Главное, чтобы люди понимали, что ситуация надежная, чтобы не тратили деньги на продукты, которые потом приходится выбрасывать, — согласился Путин.

— Мы это и пытаемся объяснять, — подтвердил Мишустин.

Мэр Москвы Сергей Собянин доложил, что определены практически все вернувшиеся из очагов заражения коронавирусом.

— Мы видим статистику прибытия граждан из очагов инфекции, 95% идентифицировано этих людей, определено, где они находятся. Соответственно, с ними дальше уже идет работа, — рассказал мэр, добавив, что до всех доведена информация о необходимости карантина.

Тут же он показал, как городские камеры наблюдения определяют тех, кто пытается нарушить режим изоляции. Контроль ведется с помощью обработки «больших данных» с камер видеонаблюдения и визуализации лиц.

— Если человек выйдет из дома, то к нему обратятся и попросят вернуться обратно, — сказал Собянин. — Мы приступили к строительству современного мобильного комплекса на 500-600 коек, из них практически 250 — это реанимационные койки, которые требуют высокотехнологичного оборудования. Три дня назад мы вышли на площадку, около двух тысяч рабочих уже работает, одновременно готовим основание, готовим сами конструкции корпусов, закупаем медицинское оборудование, допроектируем рабочие чертежи и так далее. Я думаю, в течение месяца госпиталь будет построен, и он будет служить не только в этот период, но и останется надолго.

— Вот это самое главное, — похвалил Путин. — Я так понимаю, что для Москвы, Московского региона, это востребованное учреждение медицинское, вне зависимости от ситуации с коронавирусом.

Вице-премьер Дмитрий Чернышенко показал, как региональные власти борются не только с эпидемией, но и с фейковыми сообщениями о нем.

— Мы понимаем, что с медицинской точки зрения эпидемия не приняла, слава богу, какие-то большие масштабы, что нельзя сказать о «психологической эпидемии», — сказал Чернышенко. — И информационный центр еще и борется с так называемыми фейками и слухами.

Вице-премьер привел в пример «вброс» в Краснодарском крае о том, что «32 человека скончались от коронавируса».

— Искусственный интеллект, нейронные сети, которые обучились, делают семантический анализ и выявили эту аномалию, — объяснил он. — Через минуту она попала операторам. Оператор связался с регионом, с выделенным человеком, с ним обсудил, тот сказал, что это неправда. И тут же на региональном уровне через 20 минут уже было опровержение, а еще через два часа было опровержение на федеральном уровне. В Алтайском крае еще сложнее была ситуация, потому что в родительском чате в школе какой-то записали, что якобы власти скрывают масштабы какого-то бедствия. Система обнаружила даже аудиозапись, передала ее в центр, мы связались с главой региона, и он записал видеообращение. И тем самым мы фейковую новость купировали.

Общаясь с работающими в центре волонтерами, президент попросил сделать все необходимое для защиты их самих.

— У нас, слава богу, пока нет такого масштаба, как в некоторых других странах. У нас 93 или 96 выявлено зараженных, а в других странах счет идет на тысячи, — сказал Путин. — И чтобы не было так, как в других местах, нужно работать на упреждение.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector